четверг, 29 июля 2010 г.

Деволюция смысла в духовной истории человечества

Перечитывая "Антропологию мифа" А.Лобка поймал себя на мысли, насколько мы стали примитивны в своей ментальной активности по сравнению с нашими первобытными предками. В нашем ментальном мире энтропия возросла в совершенно невероятном масштабе. Судите сами. В древности, когда наши предки жили в плохо построенных хижинах, занимались примитивным земледелием, охотой и рыболовством, каждое событие в их жизни, каждая деталь окружающего мира наполнялась ими смыслом и помещалась в пеструю и внутренне гармоничную ткань мифа. Это настроение сохранялось еще в начале эры. Если открыть, например, "Исповедь" Августина Блаженного, можно увидеть, как он старается в каждом событии своей жизни увидеть глубокий смысл, как он каждое мельчайшее событие воспринимает как знак, который требует истолкования, и который имеет значение и глубокий смысл. Августин Блаженный и не мог думать иначе: ведь если Бог всеведущ, всемогущ и вездесущ, в мире не может быть ни одной случайной детали, а значит и человеческая жизнь, со всем обилием мелочей, которые ее составляют, может быть прочитана и интерпретирована с точки зрения истинного смысла происходящего. Сумрачное вдохновение "Каббалы", которая изыскивает тайный смысл в священном писании также возникает из ощущения, что у всего, что происходило в истории человечества, у каждого слова в священном писании есть глубочайшие слои смысла. Философия, определявшая вектор духовных поисков, в течение последних трех веков и наука, истинным пафосом которой было реконструировать базовые смысловые конструкции, лежащие в основе мироздания, также стремились искать смысл.
И до самого конца двадцатого века поиск истинного смысла считался весьма престижным и абсолютно необходимым видом деятельности. В каком-то виде эта культурно-духовно-ментальная тенденция сохраняется и в наши дни.
Но приблизительно с середины двадцатого столетия, и особенно в двадцать первом веке, духовную и ментальную жизнь человечества начинают определять другие, прямо противоположные тенденции.
Эти новые тенденции охватывают все большие слои населения, и, несомненно, становятся своего рода модусом современности и современного мировоззрения. Я говорю о коррозии смысла. И театр, и искусство, и культура наполняются знаками, смысл у которых отсутствует, более того - искать в них смысл нелепо и смешно. Театральные постановки, имеющие смысл, не в моде. Модными являются постановки, в которых режиссеру удалось проявить максимально бессмысленное сочетание ролей, диалогов, сцен и действий.
То, как человек одевается, больше не означает, к какому социальному слою он принадлежит. То, что мы делаем в своей повседневной жизни, больше не имеет какого-то глубинного смысла и, по общему убеждению, не может его иметь. Большая часть людей в такой степени не интересуется, в каком мире они живут, что они путают солнечную систему и галактику, и при этом ссылаются на то, что они "не специалисты в астрономии".
Вся наша повседневность наполнена игрой знаков и форм, сочетание которых не представляет и не должно представлять собой каких-то осмысленных конструкций.
На каждом из нас сочетаются несколько торговых марок одежды, обуви, часов... И это сочетание ничего не означает и не может означать. Насколько это отличается от продуманных и легко читаемых внешних атрибутов, которые отличали людей эпохи Возрождения и средневековья! Тогда по внешнему виду можно было однозначно понять, кто перед нами.
Мир, в котором жили наши далекие предки, был миром смысла. Мир, в котором живем мы, является миром бессмысленной игры форм и внешних атрибутов, сочетание которых ничего не означает и означать не может. Такое впечатление, что множество повседневностей бытийствуют в одном месте и времени, произвольно и хаотично перемешиваясь друг с другом. И мир утратил единое смысловое поле, поскольку общий, универсальный миф, понятный данной группе людей, также почил в бозе. Из мифов, объединяющих наших современников, осталось весьма немногое: "успех", "деньги", "связи", "возможности". Пожалуй, этот перечень гиперссылок на мифы является исчерпывающим для современного нам человека. Все остальное погружено в хаос бессмысленности и пустой игры формами.
Мышление не в моде и даже под запретом, поскольку в социальной жизни слишком много абсурдных феноменов. Но ведь смысл вовсе не обязательно должен присутствовать в чем-либо, правда? Поэтому пытаться реконструировать смысл, осмысливать и упорядочивать социальную реальность представляется глупым и бесперспективным занятием.
Любовь становится не более чем плохо осознаваемым влечением друг к другу. Не более. Влечением, в котором больше нет глубокого смысла. И потому любовь недолговечна. Все бессмысленное умирает быстро, поскольку лишено подпитки от глубинных слоев личной мифологии.
Внутренний мир наших современников до крайности примитивен и терпеть не может сложных смысловых конструкций. Почти всеобщее убеждение в том, что мир прост, и что простые рассуждения и действия всегда приводят к необходимому результату, делают ненужными интеллект и эрудицию. Избегание сложностей, стремление к простым решениям порождает множество неразрешимых задач, которые не формулируются и не осознаются, потому что для  их формулировки и осознания требуется интеллектуальное напряжение. А мыслить всегда не хочется, поскольку мышление - это поток ментальной активности, в котором реконструируются смыслы, а ведь практически все наши современники уверены в изначальном отсутствии смысла окружающих нас феноменов. Поэтому мышление не является модным трендом. Намного более модным считается пребывание в бессмысленности и простоте.
Таков вектор деволюции. Остается только надеяться, что когда энтропия достигнет критической величины, начнется антиэнтропийный процесс.

Комментариев нет: