воскресенье, 9 июля 2017 г.

Прояснение терминологического аппарата теории Н.Лумана, используемого при описании самореферентных систем

УДК  141.7:316.3’’1960/2017’’

Статья опубликована
Шохов А. С. Прояснение терминологического аппарата теории Н.Лумана, используемого при описании самореферентных систем / Александр Сергеевич Шохов. // Актуальнi проблеми фiлософiї та соцiологiї. – 2017. – №18. – С. 148–152.

Александр Шохов
+38 098 5803749
Соискатель кафедры культурологии
философского факультета
Одесского Национального
Университета им. И.И.Мечникова

Прояснение терминологического аппарата теории Н.Лумана, используемого при описании самореферентных систем

Концепция общества, разработанная Н.Луманом, изучалась многими исследователями: А.В.Назарчуком [13], [14], А.Ю.Антоновским [1], [2], В.И.Аршиновым [3], О.А.Даниленко [7] и другими: [6],  [19], [8], [4], [5], [16], [17], [18]. Но, несмотря на большой интерес к работам Н.Лумана, едва ли возможно говорить о том, что наследие этого мыслителя окончательно понято и изучено. Всё в большей степени осознается вклад Н.Лумана в современную социальную философию.
Цель статьи – проанализировать выделенные Н.Луманом формы самореферентных социальных систем сквозь призму специфических, введенных исследователем и связанных друг с другом терминологических конструктов, смысл которых раскрывается в процессе их взаимоэкспликации.

***
Никлас Луман выделяет три несводимые друг к другу формы преобразования двойной контингентности социальными системами[1]: общество (коммуникация), интеракция и организация. Кроме того, он выделяет «функциональные системы» как подвид общества (коммуникации). Н.Луман пишет: «во всех социальных отношениях, при всех обстоятельствах, дело доходит до различия общества и интеракции; но не во всех обществах известны организованные социальные системы… эти три особые формы образования социальных систем (т. е. формы обращения с двойной контингентностью) несводимы друг к другу» [11, с.527].
Двойная контингентность играет в концепции Никласа Лумана важнейшую роль, поскольку служит своеобразным катализатором создания и развития различных социальных систем, она является не проблемой (как это было, например, у Т.Парсонса [15, с. 504-507]), а возможностью возникновения «невероятного порядка» [11, с. 174].
Еще одним очень важным понятием концепции Н.Лумана является самореференция, понимаемая как способность системы описывать саму себя и соотносить себя с собой. Самореференция является в концепции Н.Лумана своеобразной формой рефлексии, которая доступна социальным системам.

Общество (коммуникация) в концепции Лумана

В концепции общества (коммуникации) Н.Лумана субъекту достается скромная роль за границами этой социальной системы. Коммуникация как аутопойэзис, сама подсоединяет к себе другие коммуникации, например, прошлые, и тем самым они становятся частью общества. Для Никласа Лумана границы коммуникации неотличимы от границ общества. Субъекты в концепции Н.Лумана осуществляют селекции сообщения, информации и понимания, необходимые для установления и продолжения коммуникации, однако они делают это не как элементы общества. Иными словами, коммуникация возникает между субъектами, но не включает в себя их самих.
Луман использует термин «структурное сопряжение», показывая, что аутопойэзисы жизни, сознания и коммуникации могут сопрягаться, оставаясь при этом операционно замкнутыми. Он вводит тройку терминологических конструктов: «структурное сопряжение», «аутопойэзис» и «операционная замкнутость».
Аутопойэзис «переносит принцип самореференции с оперативного на структурный уровень»  [10]. Буквально это означает, что система составляет себя из структурных элементов, которые возникают в ней же благодаря внутрисистемным операциям. При этом внутреннее производство таких структурных элементов, по сути, позволяет системе осуществлять самореференцию. Вследствие этого возникает «операционная замкнутость», но она касается не всех операций общества (коммуникации), а только тех, которые воспроизводят структурные элементы системы.  «Окружающая среда ни в коем случае не может соуправлять операциями по воспроизводству системы. Само собой разумеется, что система не может осуществлять операции с окружающей средой» [10, с.59]. Таким образом, система и среда операционно разделены.
Необходимо пояснить, что тезис, который Н.Луман выдвигает в разных работах как своеобразную аксиому (никакая система не может оперировать за своими границами) не означает, что система не может оказывать влияние ни на что, за своими границами. Под операциями системы понимается (вос)производство её структурных элементов: коммуникация воспроизводит коммуникацию, сознание воспроизводит сознание, жизнь воспроизводит жизнь. Но этот тезис вовсе не означает, что система не может действовать в окружающей среде. Так, сознание может влиять на коммуникацию, человек или производственное предприятие могут действовать в окружающей среде, преобразуя ее, и так далее.
Как понятие «аутопойэзиса», так и понятие «операционной замкнутости» не утверждают, что все факторы, необходимые для возникновения системы, находятся в самой системе. Система возникла в окружающей среде благодаря стечению некоторых благоприятных обстоятельств. И зависимость системы от окружающей среды очевидна. Для характеристики этой зависимости  Луманом вводится понятие «структурного сопряжения». Буквально оно означает, что аутопойэтические системы (такие как жизнь и сознание) соседствуют, например, с такой аутопойэтической системой как общество, и при этом структурно сопрягаются, устанавливая определенные потоки данных, материи, энергии, продуктов и иных «выходов», обрабатывая их внутри аутопойэтического самовоспроизводства. Продолжая мысль Н.Лумана можно предположить, что  структурно сопряженные друг с другом системы вместе формируют некое подобие экосистемы, в которой выходы одной системы служат входами для другой. Окружающая среда структурно сопряжена с каждой из этих систем, но она не получает статуса системы, выступая в роли своеобразной арены, на которой системы взаимодействуют друг с другом. И в этом смысле дальнейшие размышления о среде кажутся весьма интересными.
Представляется важным отметить, что такая разновидность социальной системы как общество может вступать в коммуникацию с другими социальными системами (обществами). Луман пишет, что коммуникации могут «подсоединять» к себе другие коммуникации. Однако, можно предположить, что «подсоединение» коммуникаций не во всех случаях означает слияние обществ друг с другом. Уместно говорить о той или иной мере интенсивности коммуникации, чтобы определить, каким именно образом они взаимно влияют друг на друга. Например, коммуникации, включенные в экосистему, коммуницируют друг с другом, однако, могут и не объединяться в одну общую коммуникацию. Естественно предположить возможность разделения общества на несколько локальных коммуникативных пространств, которые в дальнейшем могут обособиться в отдельные общества. Разделение коммуникативных пространств может происходить по критерию интенсивности коммуникации (внутри интенсивность существенно выше, чем вовне).
Коммуникация Лумана характеризуется глубокой рекурсивной вложенностью и обладает своеобразной «памятью».  Каждый участник коммуникации помнит цепочки сюжетов, которые возникали в данной коммуникации и время от времени ссылается на них. Поскольку другие участники также могут помнить те же цепочки, формируется локальная сеть связанных друг с другом сюжетов, представляющая собой распределенную по сознаниям участников память коммуникации. Такое распределенное хранение данных напоминает блокчейн[2], в особенности эта аналогия становится явной, когда речь заходит о верификации каких–либо событий, произошедших в истории данного коммуникативного сообщества. «Память» коммуникации является одним из факторов, создающих уникальность каждой коммуникации. В обществе, которое сформировалось как устойчивая система, «память» превращается в коммуникативную  культуру, которую можно определить как сеть гиперссылок на имевшие место в прошлом коммуникативные эпизоды.
«Общество» интерпретируется Н.Луманом как «общественные отношения», они возникают между людьми, но могут рассматриваться сами по себе, как бы в отдельности от субъектов. Общества могут «подсоединяться» друг к другу, и, взаимодействуя между собой и окружающей средой по принципу «структурного сопряжения», аутопойэтически конструировать (воспроизводить) самих себя. При этом формируется история, которая хранится в памяти субъектов, на её основе развивается коммуникативная культура, пронизанная гиперссылками на имевшие место в прошлом коммуникативные эпизоды.

Функциональные системы в концепции Н.Лумана

В книге «Дифференциация» [9] Н.Луман вводит понятие «функциональных систем» и для пояснения роли контингентности в функциональных системах, предлагает такие проясняющие конструкты, как «функция», «двоичные коды», «программы».
Функцией Н.Луман называет специализацию и спецификацию некоторой системы в обществе: политической, экономической, образовательной и т.д. Функциональные системы общества – аутопойэтичны, воспроизводят сами себя, осуществляют самореференцию, используя для этого «двоичные коды»: «кодирование управляет колебанием между позитивным и негативным значениями» [9, с. 176]. По мысли Н.Лумана, таким образом функциональные системы страхуют себя от телеологического завершения (когда система останавливается, достигнув цели) и создают условия для непрерывного продолжения аутопойэзиса: «…всегда  возможна такая подсоединяющаяся коммуникация, которая может вызвать переход к противоположному значению»  [9, с. 176]. Всё, что казалось  истинным, может оказаться на следующем шаге подлежащим пересмотру, все, что считалось правильным, может обернуться лживым и так далее.
Коммуникация в функциональных системах как бы становится проводником контингентности, способом изменения текущей реальности в сторону её возможной версии.
Для функциональных систем важно, чтобы коммуникация и аутопойэзис никогда не останавливались, поэтому двоичные коды «истина/ложь», «любовь/ненависть», «вера/знание», «иметь собственность/не иметь собственность», «центр/периферия», «сложность/простота» и другие служат превосходными переключателями, возвращающими коммуникации её актуальность для участников и пробуждающие новую волну интереса к происходящему в обществе. Н.Луман пишет: «всё, что постигается в форме кода, предстает контингентным т.е. как возможное и иначе. Тем самым на практике возникает потребность в правилах решения, устанавливающих, при каких условиях значение или противоположное ему значение распределяется правильно или неправильно. Такие правила мы называем программами. Теперь мы можем сказать, что различение между кодами и  программами структурирует аутопойезис функциональных систем» [9, с. 177].
Элементарные операции функциональных систем (платежи, оценки в процессе учебы, законодательные акты, перераспределение прав собственности и т.д.) таковы, что их невозможно спутать с операциями других систем, они несут на себе отпечаток именно породившей их системы, они являются частью этой системы. Н.Луман полагает, что это так, поскольку эти операции «формируются в области контингенции некоего конкретного кода»  [9, с. 179]. Под «контингенцией некоего конкретного кода» исследователь подразумевает диапазон противоположных значений двоичного кода, который возможен в сложившейся ситуации. При этом возникает отношение взаимной обусловленности крайних точек диапазона. Так,  отсутствие права обусловливается правовой системой, а лженаука – функциональной системой науки. Постоянно продуцируя бинарный код «с помощью всегда возможных новых собственных операций система выполняет собственную функцию» [9 ,  с. 179].
Таким образом, проблема двойной контингентности в функциональных системах решается в некотором отношении парадоксально: фактически она трансформируется в бинарные коды и осцилляции между их крайними значениями, способствуя бесконечному аутопойэзису функциональных систем. Иными словами, и двойная, и множественная контингентность становится не проблемой, а условием и  технологией обеспечения неостановимости аутопойэтических операций в функциональных системах.
Функциональные системы общества в концепции Никласа Лумана представляют собой замкнутые коммуникативные подсистемы, в рамках которых осуществляется собственная форма аутопойэзиса. Коммуникация для функциональных систем является и внешней и внутренней средой, что позволяет ей выполнять роль проводника контингентности, позволяющего обеспечить неостановимость аутопойэтических операций функциональных систем.

Интеракция и организация в концепции Н.Лумана

Интеракция представляет собой другой способ обращения с двойной контингентностью. Интеракция отличается от общества (коммуникации) в первую очередь тем, что в ней, по Н.Луману, присутствуют субъекты.
Различая интеракцию и общество,  Н.Луман пишет: «То, что общественные системы не есть системы интеракции и не могут быть просто суммой наличных систем интеракции, – одна сторона данного тезиса; то, что системы интеракции всегда предполагают общество, без которого они не могли ни начаться, ни закончиться, но сами тем не менее не являются общественными системами – это другая сторона» [11, с. 528].
Н.Луман выделяет интеракцию, понимая под этим термином непосредственное, личное взаимодействие присутствующих индивидов. «В ситуациях с двойной контингентностью … каждый <участник – А.Ш.> функционирует – если не одновременно, то в быстрой очередности – и как действующий, и как наблюдатель, и вводит обе позиции в процесс коммуникации. В системах интеракции обе эти позиции едва ли различимы» [11,  с. 452].
Н.Луман считает, что в отличие от общества (и от коммуникации) интеракция имеет начало и конец. И что именно интеракция создает общество (и делает возможной дальнейшую коммуникацию). Интеракция в некотором смысле всегда более рискованна, чем коммуникация, и часто более непредсказуема, ведь у участников нет времени для того, чтобы тщательно взвешивать все «за» и «против» и обдумывать каждый свой следующий ход. Интеракция – это взаимодействие «здесь и теперь», в то время, как коммуникация (за счет письменности и современных средств хранения данных) может растягиваться во времени почти неограниченно (в пределах временного промежутка существования культуры и цивилизации). И поэтому интеракция становится важной точкой, в которой происходят изменения, воплощающие в себе множество одновременно воздействующих на ситуацию факторов, причин и контекстов. Общество (коммуникация) как бы замыкает интеракцию внутри себя, становится её внешней средой. «Интеракции есть эпизоды осуществления общества» [11, с. 529].
С точки зрения Лумана, для коммуникации личное присутствие не является необходимостью, а для интеракции оно обязательно. «Системы интеракции образуются, когда для того, чтобы разрешить проблему двойной контингенции посредством коммуникации, используется присутствие людей. Присутствие несет с собой воспринимаемость, а в силу этого и структурную  сопряженность с коммуникативно неконтролируемыми  процессами сознания» [9, с. 248].
Что имеется в виду под структурной сопряженностью с процессами сознания? Именно в сознании осуществляются селекции сообщения, понимания и информации, необходимые для установления коммуникации [12, с. 115].
Организация как еще один способ обращения с двойной контингентностью, выделяется Н.Луманом как отдельный тип социальных систем. Организация (в отличие от интеракции и коммуникации) подразумевает членство в ней субъектов, при этом «появляется аутопойетическая система, отличающаяся особым способом функционирования: она порождает решения посредством решений» [9, с. 267].
Как и интеракции, организации возникают в обществе, но затем отделяются от него. В отличие от интеракций, которые могут быть непродолжительными, организации сохраняют себя, и начинают оказывать воздействие на общество. Н.Луман пишет: «теория, столь решительно настроенная на оперативную замкнутость и аутопойезис, проясняет, что, с одной стороны, возникновение организаций безусловно возможно лишь в обществах - но затем оно самостоятельным образом вносит вклад в общественную дифференциацию» [9, с. 281].
Интеракция и организация, в отличие от общества (коммуникации) включают в себя субъектов в качестве элементов. Они возникают в среде коммуникации (общества). Интеракции выполняют роль «точек изменения» общества, при этом каждая интеракция имеет начало и конец. Организации, по мысли Н.Лумана, институируют общество и могут существовать в нём в течение неограниченно долгого промежутка времени.

Взаимопроникновение как агент структурного сопряжения

Чтобы пояснить, каким именно образом происходит структурное сопряжение, Н.Луман вводит термин «взаимопроникновение». «Понятие взаимопроникновения отвечает на вопрос об условиях возможности двойной контингентности» [11, с. 289]. Взаимопроникновение двух систем друг в друга по Н.Луману выглядит как возможность оперировать границами одной системы в рамках другой. При этом системы сохраняют свою операционную замкнутость. «Взаимопроникновение нельзя представлять себе ни как связь двух отдельных вещей, ни как две частично пересекающиеся окружности. Все пространственные метафоры здесь особенно вредны. Решающее значение состоит в том, что границы одной системы могут быть переняты в операционную область другой». [11, с. 290]. Когда, например, сознание определяет границы коммуникации, а коммуникация ограничивает движение сознания (в частности, через использование языка, которым может быть выражено далеко не всё), это формирует условия для структурного сопряжения (то есть длительно действующего взаимоограничения) двух аутопойэтически замкнутых систем. «Каждая система, участвующая во взаимопроникновении, реализует в себе самой иную систему как её различие системы и окружающего мира, не распадаясь при этом сама» [11, с. 290–291].
Структурное сопряжение системы с окружающей средой имеет одну существенную особенность: когда система включает в сферу оперирования границы окружающей среды, а окружающая среда – границу системы, речь идет об одной и той же границе. Таким образом происходит определение границы системы и инициируются её идентичность и самореференция.
При взаимопроникновении двух систем друг в друга речь идет об оперировании двумя границами. Например, рассматривая сознание и коммуникацию, Н.Луман пишет: «…сознание подхватывает и поддерживает возможность проводить границы социальных систем как раз потому, что они не есть в то же время границы сознания. То же самое справедливо и в противоположном случае — границы психических систем попадают в область коммуникации социальных систем» [11, с. 290–291].
Взаимопроникновение создаёт возможность для возникновения двойной контингентности (между структурно сопряженными системами), которая в свою очередь служит катализатором для генезиса новых социальных систем (например, новых коммуникаций).
Взаимопроникновение может быть интерпретировано как взаимное управление системами собственными границами. Таким образом происходит изменение действительности, взаимопроникновение становится агентом структурного сопряжения аутопойэтических единств, инициатором взаимореференции систем.
Три способа обработки ситуации двойной контингентности порождают три несводимых друг к другу формы самореферентных социальных систем: общество (коммуникация), интеракция и организация. В какой–то мере это разрушает целостность концепции Н.Лумана, поскольку красивая идея операционной замкнутости и аутопойэзиса общества (коммуникации) без участия субъектов распадается на несколько форм социального взаимодействия, одна из которых не предполагает участия субъектов, а две другие подразумевают, что субъекты являются их неотъемлемой частью. По словам Н.Лумана «освоиться с такой необычной теоретической перспективой совсем не просто» [9, с. 281].
Теоретические построения Н.Лумана имеют высокую ценность, поскольку осуществляют «сдвиг» традиционных смыслов ключевых терминов, задают иную семантическую сеть, позволяющую уловить в её ячейки свойства и особенности социальных систем, незаметные или несущественные для других методологических подходов.

Выводы

1.                В концепции Н.Лумана общество (коммуникация) возникает между людьми как «общественные отношения», при этом они могут рассматриваться отдельно от субъектов. Общества могут объединяться друг с другом и с окружающей средой в своеобразную экосистему, взаимодействуя между собой и влияя друг на друга по принципу «структурного сопряжения». «Память» коммуникации может развиться до уровня культуры, пронизанной гиперссылками на имевшие место в прошлом коммуникативные эпизоды.
2.                Функциональные системы общества в концепции Никласа Лумана представляют собой замкнутые коммуникативные подсистемы, в рамках которых осуществляется собственная форма аутопойэзиса. Коммуникация для функциональных систем является и внешней и внутренней средой, что позволяет ей выполнять роль проводника контингентности, позволяющего обеспечить неостановимость аутопо         йэзиса функциональных систем.
3.                Интеракция и организация, в отличие от общества (коммуникации) включают в себя субъектов в качестве элементов. Они возникают в среде коммуникации (общества). Интеракции при этом выполняют роль «точек изменения» общества. Каждая интеракция имеет начало и конец. Организации, по мысли Н.Лумана, институируют общество и могут существовать в нём в течение неограниченно долгого промежутка времени.
4.                Для  описания того, как происходит процесс структурного сопряжения, Н.Луман вводит термин «взаимопроникновение», который означает возможность для одной системы оперировать границами другой системы, что ведёт к контингентному изменению действительности и взаимной сонастройке структурно сопряжённых друг с другом аутопойэтических единств.

Список использованной литературы
1.                Антоновский А. Ю. Коммуникативная интерпретация науки в контексте классических эпистемологических проблем [Текст] / А. Ю. Антоновский. // Epistemology & Philosophy of Science. – 2016. – №2(48). – С. 159–175.
2.                Антоновский А. Ю. Никлас Луман: эпистемологическое введение в теорию социальных систем [Текст] / А. Ю. Антоновский. – Москва: ИФ–РАН, 2007. – 135 с.
3.                Аршинов В. И. Системы и сети в контексте парадигмы сложности [Текст] / В. И. Аршинов, В. Г. Буданов. // Вопросы философии. – 2017. – №1. – С. 50–61. 
4.                Белецкий С. Б. Диалогическое взаимодействие с позиции cистемного подхода Н. Лумана [Текст]/ С. Б. Белецкий. // Lingua mobilis. – 2010. – №2(21). – С. 41–46.
5.                Болдырев И. А. Никлас Луман и экономическая наука [Текст]/ И. А. Болдырев. // Экономическая социология. – 2011. – №1. – С. 25–42.
6.                Головин Н. А. Социология Лумана в эмпирическом и теоретическом аспекте: итоги верификации сложной социологической теории [Текст] / Н. А. Головин. // Вестник СПбГУ. Серия 12. Социология.  – 2012. – №3. – С. 174–182. 
7.                Даниленко О. А. Идеи Никласа Лумана в контексте проблем современной конфликтологии [Текст]/ О. А. Даниленко. // Вісник Харківського національного університету ім. В.Н. Каразіна. – 2008. – №12. – С. 32–38.
8.                Крейк А. И. К вопросу об использовании понятия «Наблюдатель» в научном дискурсе Никласа Лумана [Электронный ресурс] / А. И. Крейк, Е. В. Комф, И. П. Карпова // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – №3 –  Режим доступа к ресурсу: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=13175.
9.                Луман Н. Дифференциация [Текст] / Никлас Луман. – Москва: Издательство "Логос", 2006. – 320 с.
10.           Луман Н. Почему необходима «системная теория»? [Текст] / Никлас Луман. // Контексты современности–1: актуальные проблемы общества и культуры в западной социальной теории. – Казань: Изд–во Казан. Ун–та, 2000. – С. 56–64.
11.           Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории / Никлас Луман. – СПб: Наука, 2007. – 648 с.
12.           Луман Н. Что такое коммуникация? [Текст] / Никлас Луман. // Социологический журнал. – 1995. – №3. – С. 114–124.
13.           Назарчук А. В. Теория коммуникации в современной философии. [Текст] / А. В. Назарчук. – Москва: Погресс-Традиция, 2009. – 320 с.
14.           Назарчук А. В. Учение Никласа Лумана о коммуникации. [Текст] / А. В. Назарчук. – Москва: «Весь Мир», 2012. – 248 с.
15.           Парсонс Т. О структуре социального действия. [Текст] / Толкотт Парсонс. – Москва: Академический Проект, 2002. – 880 с.
16.           Поправко Н. В. Системная теория Н. Лумана: к вопросу о возможности операционализации понятий [Текст] / Н. В. Поправко. // Вестник Томского государственного университета. – 1999. – №267. – С. 31–32. 
17.           Тангалычева Р. К. . Теория коммуникации Н. Лумана в микросоциологической перспективе символического интеракционизма и социальной феноменологии [Текст] / Р. К. Тангалычева. // Вестник СПбГУ. Серия 12. Социология.. – 2012. – №3. – С. 183–197.
18.           Филиппов А. Ф. Теория систем: аутопойесис продолжается [Текст] / А. Филиппов. // Социологическое обозрение. – 2003. – №1. – С. 50–58.
19.           Шаронова А. А. Коммуникативная модель правовой системы Никласа Лумана: критический анализ [Текст] / А. А. Шаронова. // ИСОМ. – 2013. – №4. – С. 234–241.

Анотація
Шохов О.С. Прояснення термінологічного апарату теорії Н.Луман, використовуваного при описі самореферентних систем. – Стаття.
У статті досліджуються три різновиди самореферентних соціальних систем, які в концепції Нікласа Лумана є несвідомих один до одного форми перетворення подвійний контингентністi: суспільство (комунікація), інтеракція і організація. «Суспільство» Н.Лумана інтерпретовано як «суспільні відносини», що виникають між людьми. Проаналізовано концепт «функціональних систем», які проявляються в суспільстві як в середовищі, і описуються спеціальними термінологічними конструктами: «функції», «двійкові коди», «програми». Роль интеракций описана в статті як привнесення нового в суспільство. Роль організацій представлена як інстітуірующая суспільні відносини. Співвіднесені один з одним терміни «операційна замкнутість систем», «взаємопроникнення», «межа» і «структурне спряження», при цьому «взаємопроникнення» інтерпретовано як агент структурного спряження аутопойетіческіх єдностеї. Автореференція пояснена як здатність системи описувати саму себе і співвідносити себе з собою. Виділені Н.Луманом форми самореферентних систем проаналізовані крізь призму введених дослідником специфічних термінологічних конструктів, що дозволило наблизитися до глибшого розуміння термінологічной підстави досліджень Н.Лумана.

Ключові слова: Н.Луман, подвійна контингентність, суспільство, інтеракція, організація, соціальна система, структурне спряження, аутопойезіс, операційна замкнутість, взаємопроникнення, межа

Abstract
Shokhov A.S. Clarification of the terminological apparatus of N.Luhmann's theory, used in the description of self-referential systems. Article.
The article explores three varieties of self-referential social systems that, in Niklas Luhmann's concept, represent irreducible forms of transformation of dual contingency: society (communication), interaction and organization. The "society" is interpreted as "social relations" arising between people. The concept of "functional systems", which are manifested in environment of society, was analyzed and described by special terminological constructs: "functions", "binary codes", "programs". The role of interactions is described in the article as changing, bringing innovations to society. The role of organizations is presented as institutive social relations. The terms "operational closure of systems", "interpenetration", "border" and "structural conjugation" are related to each other. The term "interpenetration" is interpreted as an agent of structural conjugation of autopoietic entities. Self-referencing is explained as an ability of system to describe itself and to correlate itself with itself. The forms of self-referential systems reviewed by the researcher were analyzed through the prism of specific terminological constructs introduced by the researcher, which made it possible to approach a deeper understanding of the terminological basis of N.Luhmann's research.

Key words: N.Luhmann, double contingency, society, interaction, organization, social system, structural conjugation, autopoiesis, operational isolation, interpenetration, border

Аннотация
Шохов А.С. Прояснение терминологического аппарата теории Н.Лумана, используемого при описании самореферентных систем. – Статья
В статье исследуются три разновидности самореферентных социальных систем, которые в концепции Никласа Лумана представляют собой несводимые друг к другу формы преобразования двойной контингентности: общество (коммуникация), интеракция и организация. «Общество» Н.Лумана интерпретировано как «общественные отношения», возникающие между людьми. Проанализирован концепт «функциональных систем», которые проявляются в обществе как в среде, и описываются специальными терминологическими конструктами: «функции», «двоичные коды», «программы». Роль интеракций описана в статье как изменяющая, вносящая инновации в общество. Роль организаций представлена как институирующая общественные отношения. Соотнесены друг с другом термины «операционная замкнутость систем», «взаимопроникновение», «граница» и «структурное сопряжение», при этом «взаимопроникновение» интерпретировано как агент структурного сопряжения аутопойэтических единств. Самореференция пояснена как способность системы описывать саму себя и соотносить себя с собой. Выделенные исследователем формы самореферентных систем проанализированы сквозь призму введённых исследователем специфических терминологических конструктов, что позволило приблизиться к более глубокому пониманию терминологического основания исследований Н.Лумана.

Ключевые слова: Н.Луман, двойная контингентность, общество, интеракция, организация, социальная система, структурное сопряжение, аутопойэзис, операционная замкнутость, взаимопроникновение, граница





[1] Термины «контингентность», «двойная контингентность» были подробно проанализированы автором в публикации ««Контингентность», «самореференция» и «комплексность»: взаимоэкспликация терминов
(по результатам исследования текстов Н.Лумана)», которая была опубликована в журнале «Актуальні проблеми філософії та соціології» №17 за 2017 год.
[2] Блокчейн (буквально «цепь блоков») – это активно внедряющаяся в современных IT-системах технология распределенного хранения данных, которая предполагает хранение всей истории всех операций системы на каждом компьютере подключенного к системе пользователя. Подсоединение следующего «блока» информации к уже существующей истории («цепи») происходит только если все пользователи (по определенному алгоритму) верифицировали новый блок как достоверный.

Комментариев нет: