воскресенье, 9 июля 2017 г.

«Контингентность», «самореференция» и «комплексность»: взаимоэкспликация терминов (по результатам исследования текстов Н.Лумана)

УДК  16:001.4/5”1960/2017”

Статья опубликована
Шохов А. С. «Контингентность», «самореференция» и «комплексность»: взаимоэкспликация терминов (по результатам исследования текстов Н.Лумана) / Александр Сергеевич Шохов. // Актуальнi проблеми фiлософiї та соцiологiї. – 2017. – №17. – С. 142–145.

Александр Шохов
+38 098 5803749
Соискатель кафедры культурологии
философского факультета
Одесского Национального
Университета им. И.И.Мечникова

«Контингентность», «самореференция» и «комплексность»: взаимоэкспликация терминов
(по результатам исследования текстов Н.Лумана)


 «Контингентное[1] есть нечто, не являющееся ни необходимым, ни невозможным; таким образом, оно может быть таким, каково есть (было, будет), но может быть и иным… оно обозначает предметы в горизонте возможных изменений… Понятие предполагает данный мир и, таким образом, обозначает не возможное вообще, а то, что с точки зрения реальности возможно иначе». [14, с.155-156].


Концепция общества, разработанная Н.Луманом, изучалась многими исследователями: А.В.Назарчуком [15], [16], А.Ю.Антоновским [2], [1], В.И.Аршиновым [3], О.А.Даниленко [7], Н.А.Головиным [6] и другими:  [22], [8], [4], [5], [18], [20], [21]. Несмотря на большой интерес к работам Н.Лумана, исследование терминологических конструктов, раскрывающих суть его учения, только начато. Актуальность соответствующих разработок растёт, поскольку все в большей степени осознается вклад Н.Лумана в современную философию, и вместе с этим обостряется необходимость более глубокого понимания сдвигов в значениях многих терминов, которые возникли в результате  построения Н.Луманом концепции социальных систем. В частности, это термины «контингентность», «самореференция»  «комплексность» – именно они и исследуются в данной статье.
Цель статьи – рассмотреть каким образом Н.Луман использует термины «контингентность» («контингенция»)[2], «самореференция» и «комплексность» в своих текстах, и произвести взаимоэкспликацию  этих терминов.

Термин «контингентность» в концепции Н.Лумана
Слово «контингентность» часто используется Н.Луманом в его прямом значении, как синоним «мягкости», «нечеткости», «гибкости», «возможности иного полагания» границ каких–либо различий. Различия «всегда контингентны», то есть они могли бы быть осуществлены и иначе [14, с. 34].
Н.Луман вводит интересные вспомогательные конструкты: «опыт контингентности» и «знания, помогающие обращаться с контингентностью». Эти конструкты позволяют описать взаимодействие «черных ящиков», непрозрачных друг для друга комплексных коммуницирующих систем. Поскольку системы непрозрачны («непросматриваемы») друг для друга, но относительно прозрачны для самих себя, взаимодействие между ними можно строить только на основе предположения о том, что во втором черном ящике происходят процессы, обусловленные теми же специально выделенными особенностями ситуации, которые важны для «первого ящика» (одного из участников коммуникации). На этом, в частности, основаны многие задачи математической теории игр. Для моделирования процессов, происходящих в непрозрачном чёрном ящике, необходимо располагать способом проверки того, насколько построенная модель работоспособна. Взаимодействие между системами, стремящимися проверить качество и применимость используемых моделей, приводит к образованию новых уровней коммуникации в системе, объединяющей оба черных ящика. Поскольку такая проверка практически никогда не может обеспечить полную уверенность в работоспособности построенной модели, «непросматриваемость» и контингентность продолжают иметь место. Н.Луман пишет: «Речь идет о восстановлении просматриваемости, несмотря на непросматриваемую комплексность, что может быть достигнуто лишь благодаря эмерджентности новых уровней образования систем. Однако за относительную просматриваемость, полученную таким путем, приходится платить. Она оплачивается опытом контингентности… Недостижимое знание и просчитывание партнера заменяются уступкой свободы, и тогда можно ограничиться знаниями, помогающими обращаться с контингентностью» [14, с. 162]. Термин «контингентность» получает дополнительное значение, связанное с переживанием и накоплением опыта, то есть оказывается возможным говорить о своеобразной памяти социальных систем, связанной с контингентностью.
Н.Луман называет контингентность ««собственной ценностью» современности»  [9]. Контингентность несет важную информацию для участников ситуации: она пробуждает любопытство, поскольку скрывает в себе новые возможности. «Опыт контингентности позволяет начаться образованию систем – лишь благодаря тому, что это происходит, он возможен и вследствие этого подпитывается темами, информацией, смыслом» [14, с. 172]. Термин «информация» у Н.Лумана приобретает оригинальное значение: в коммуникации информация не передается сама по себе, она является одним из результатов селекции сообщения и понимания, осуществляемых в процессе коммуникации. Информация – это «неожиданный отбор из многих возможностей» [11, с. 75]. Информацией может считаться только такой отбор, который привносит нечто неожиданное, свежее, новое. Поэтому контингентность служит для проявления информации своеобразной питательной средой.

Термин «двойная контингентность» у Т.Парсонса и у Н.Лумана
В словосочетании «двойная контингентность» (Doppelte Kontingenz) [14, с. 151], когда речь идет о субъектах, появляется смысловой оттенок взаимности, рефлексивного отражения позиции другого и понимания того, как выглядит собственная позиция в восприятии другого.
Проблема двойной контингентности изначально была сформулирована в социологии на языке, в котором контингентность является синонимом неопределенности[3]. В парной коммуникации она описывалась как взаимное ожидание участниками реплик или активностей друг друга, чтобы сформировать свое собственное отношение к происходящему, без которого коммуникация логически не может быть начата.
Некоторые исследователи полагают, что проблема двойной контингентности понималась и формулировалась еще М.Вебером [19].
Толкотт Парсонс видел решение этой проблемы в общности культурных установок акторов, поскольку каждый из них должен выбрать четкие значения пяти «эталонных переменных» [17 , с. 504-507]. Т.Парсонс пишет о том, что «установки» акторов должны быть «интегрированы с общей культурой» [17, с. 545]. Именно общность культуры позволяет им сходным образом понимать и интерпретировать выборы, которые они осуществляют, чтобы выйти из ситуации неопределенности.
Никлас Луман решает эту проблему существенно  иначе. Когда два индивида оказываются в положении «двойной контингентности», то есть взаимного ожидания определенности,  они начинают двигаться методом проб и ошибок (приветливый взгляд, жест, подарок, слова о погоде и т.п.), отслеживая отклик. «В свете этого начала каждый последующий шаг является действием с определяющим эффектом – позитивным либо негативным, – уменьшающим контингентность» [14, с. 154].
Двойную контингентность Н.Луман воспринимает не как проблему, а как возможность, создающую условия для возникновения «невероятного порядка». Двойная контингентность (по Н.Луману) служит своеобразным катализатором возникновения и построения социальных систем [14, с. 174]. Происходит это за счет того, что ситуация двойной контингентности начинает рассматриваться участниками как контингентная, то есть возможная иначе, а потому пробуждающая взаимные любопытство и интерес, которые, фактически, и становятся главными движущими силами зарождения и продолжения коммуникации. Неопределенность, воспринятая как контингентность, становится пусковым механизмом для лумановского «времени» и превращается в возможность.
Именно двойная контингентность формирует ситуации, в которых субъекты (подобно «черным ящикам») взаимно выстраивают модели друг друга и начинают оперировать ими в практике интеракций.
В этом процессе взаимного моделирования может сложиться ситуация, в которой субъект начинает осознавать, в какой степени различной видится его позиция другими акторами.

Термин «самореференция» в концепции Н.Лумана
Подобное процессы происходят не только с субъектами, но и с социальными системами, но термин «рефлексия» в отношении систем выглядит неуместным, поэтому вводится термин «самореференция». Н.Луман пишет о системах, что они познают: «контингентность своей «самости»… как артикулированное различие самореференции» [14, с. 34].
Самореференция понимается Н.Луманом как самоотнесенность: «системы должны производить и использовать описание своей самости» [14, с. 32].  Он вводит термин «самореферентная закрытость», говоря, что старое классическое разделение «закрытых» и «открытых» систем должно быть заменено в результате поиска ответа на вопрос о том,  «как самореферентная закрытость могла бы производить открытость» [14, с. 32]. Он сам отвечает на этот вопрос таким образом: система всегда «открыта» окружающей среде, поскольку потребляет ресурсы, энергию, информацию именно из окружающей среды,  эти ресурсы необходимы ей для продолжения аутопойэзиса. Частью окружающей среды могут быть названы и другие системы, в том числе субъекты, которые тоже могут быть определены как самореферентные системы. Очень важно то, что «самореференция может происходить только в окружающей среде и только по отношению к окружающей среде», ««себя» вообще невозможно обозначить, если бы кроме «себя» ничего другого не было бы» [12]. Самореференцию можно было бы толковать как самоописание, однако, в смысле Н.Лумана это не совсем точно. Аутопойэтические операции, происходящие в режиме операционной замкнутости и (вос)производящие элементы системы, также являются частью самореференции, поскольку результаты этих операций несут на себе отпечаток сгенерировавшей их системы. Самонаблюдение также относится к самореферентным операциям. А тезис о том, что «лишь самореферентные системы создают себе возможность упорядочивать причинность посредством разделения системы и окружающего мира» [14, с. 33] позволяет говорить о том, что «операции вычерчивают границы системы» <выделено мной, - А.Ш.> [10, с. 180]. Самореференция системы тем самым связывается Луманом с полаганием границ. Сама по себе граница системы становится сложным конструктом, поскольку изнутри она «вычерчивается» операциями системы, ее аутопойэзисом, а снаружи определяется взаимодействием окружающей среды и других систем с наблюдаемой системой. Полагание границ тесно сплетено с идентификацией и самоидентификацией системы и определением различий между данной системой и иными, между системой и окружающей средой.
Н.Луман высказывает мысль, что различение система/окружающая среда также должно отойти на второй план, и уступить место новому различению: идентичность и различие, что становится крайне важным для репродукции (воспроизведения) систем. «Если системы репродуцируются как самореферентные, то они должны справляться с различием идентичности и различия» [14, с. 34].

Термин «комплексность» и его связь с «самореференцией» и «контингентностью»
Термины «контингентность» и «самореференция» используются Н.Луманом также в контексте отбора (селекции) из множества возможностей. Например, развивая концепт комплексности[4], Н.Луман пишет, что ««организованная комплексность» означает не что иное, как комплексность с избирательными отношениями между элементами» [14, с.52]. Иными словами, не все отношения между элементами системы обеспечивают её идентичность и тем самым репрезентируют её комплексность. Есть отношения и элементы, которые выделяются и выдвигаются на первый план в процессе самореференции системы. Важно, что их отбор (селекция) является контингентным. Далее Н.Луман отмечает: «самореференция комплексности «интернализируется» в качестве самореференции системы. Комплексность в указанном смысле означает необходимость отбора, необходимость отбора означает контингентность, а контингентность означает риск» [14, с.53]. Контингентность оказывается тесно переплетена с комплексностью через самореференцию (которая толкуется в первую очередь как «самореференция комплексности» системы), эти три термина при их употреблении рядом как бы взаимно эксплицируют упакованные в них смыслы. Так появляется новый смысловой оттенок термина «контингентность», связанный с необходимостью отбора, который мог бы быть и иным, но который работает с некими «имманентными ограничениями», накладываемых комплексностью, то есть контингентность связывается с отбором вариантов в существующем коридоре возможностей. Контингентность также получает смысловой оттенок риска, поскольку сделанный отбор не может быть отменен, даже если полученные результаты не будут соответствовать ожиданиям. Контингентность  становится основанием для самореференции комплексной системы. И эта самореференция всегда есть редукция, предопределенная ограничениями, накладываемыми комплексностью.

Термин «отбор» и лумановское понимание времени
Термин «отбор» актуализирует тему времени. Увязка времени, контингентности, комплексности и самореференции видится Н.Луманом следующим образом: «Время есть асимметризация самореференции в отношении порядка актов отбора, и в социальной сфере оно овременяет двойную контингентность социального действия с самореференциями, в ней протекающими, с тем,  чтобы способствовать почти неизбежному возникновению невероятного порядка везде, где бы ни встречалась двойная контингентность» [14, с.179]. Отбор не является разовым действием, это последовательность актов. В этой последовательности самореференция изменяется с каждым новым отбором. Сравнивая самореференцию в двух последовательных актах, можно увидеть отличия (асимметрию) и сходства (симметрию) двух самореференций. Изменяющаяся часть самореференции (асимметрия) и является «временем» в понимании Н.Лумана. Это «время» плотно связано с социальным действием, и с двойной контингентностью, которая присуща интеракциям. Фактически, асимметризация самореференции служит своеобразным источником энергии для интеракций, которая подпитывает присущую им двойную контингентность.
Асимметризация актов отбора происходит под влиянием «структурированной определенным образом» комплексности. Эта комплексность предопределяет неравноценность связей и элементов в «способности составлять единство» и в том, чтобы участвовать в самореференции системы. И с движением «времени» (в понимании этого термина Н.Луманом) структура комплексности начинает изменяться вместе с асимметризацией самореференции.
Понимание времени как асимметрии самореференции можно истолковать как своеобразную необратимость контингентных ситуаций, которые переживаются вовлеченными в них участниками. Это не физическое время, а событийное. Ситуация понимается как описание диспозиции участников по отношению друг к другу с выделением сходств и различий их самореференций. «Событие» может быть интеракцией, изменяющей самореференции участников, самореференцию системы и структуру комплексности (иными словами, именно событие определяет новый отбор), и в этом смысле оно становится единицей лумановского «времени». Упрощая, можно сказать, что лумановское «время» формирует новые возможности.
Примером проживания лумановского «времени» может служить последовательность ставок при игре в рулетку, которая некоторым образом выражает самореференцию игрока, его внутреннее ощущение контингентности (возможности) выигрыша, и эта самореференция может содержать сложные самоописания, суеверия, ритуалы (и иные структуры комплексности), никак содержательно не связанные с игрой, но склоняющие игрока к принятию того или иного решения. Подобная напряженность проживается и в социальных взаимодействиях, определяя движение лумановского «времени».
Как, собственно, проявляется такой «отбор» связей и элементов, осуществляемый социальной системой в процессе самореференции, если рассмотреть его на конкретном примере? Н.Луман пишет: «политическая партия не интересуется ни тем, чистят ли зубы ее члены по утрам, вечерам и еще днем; ни почему листья зеленые; ни как небесные светила сохраняют равновесие. Социальная система может определять свои смысловые границы более или менее открыто и прозрачно, но тогда она должна вводить внутренние правила отбора, позволяющие принимать или отклонять темы. В результате соединения актов отбора в ходе коммуникации друг с другом конденсируется область приемлемого и запрашиваемого» [14, c.181]. В представленном фрагменте Луман использует чрезвычайно важный для его рассуждений конструкт «смысловых границ», работающих как своеобразный фильтр тем. Термин «контингентность» приобретает смысловой оттенок, связанный с гибкостью, возможностью иного варианта отбора комплексной системой в пределах актуального тематического фильтра. Концепт границы является одним из важнейших, фундаментальных в разрабатываемой Луманом концепции.
Таким образом, «самореференция», тесно связанная с «контингентностью», сопрягается с представлениями о границах социальных систем, лумановским «временем», с представлениями об открытости этих систем окружающей среде, об идентичности и различии.

Выводы
1.                Никлас Луман сдвигает привычные значения многих терминов, таких как «коммуникация», «контингентность», «понимание», «сообщение», «информация», «время», «самореференция», «комплексность», «граница», тем самым выстраивая собственную семантику для описания социальных систем. Этот сдвиг им самим воспринимается как «контингентный», то есть возможный иначе.
2.                В разных терминологических конструктах фундаментальный для Н.Лумана термин «контингентность», сохраняя своё основное значение («мягкости», «нечеткости», «гибкости», «возможности иного полагания» границ каких–либо различий), приобретает дополнительные оттенки.
a.                Например, конструкт «опыт контингентности» отсылает к своеобразной памяти социальных систем.
b.                Луман вводит представление об информации как о неожиданном отборе из многих возможностей, тем самым придавая контингентности статус своеобразной питательной среды для проявления информации.
c.                 Контингентность тесно переплетена с комплексностью через самореференцию и отбор.
d.                Контингентность получает смысловой оттенок риска, поскольку выполненный отбор всегда необратим.
e.                 Контингентность отбора становится основанием для самореференции комплексной системы.
3.                Двойная контингентность в концепции Н.Лумана выступает не в роли проблемы, а как возможность, она служит своеобразным катализатором генезиса социальных систем, поэтому любой определенный порядок возникает из двойной контингентности. Происходит это за счет того, что ситуация двойной контингентности начинает рассматриваться участниками как контингентная, то есть возможная иначе, а потому пробуждающая взаимные любопытство и интерес, которые, фактически, и становятся главными движущими силами зарождения и продолжения коммуникации. Неопределенность, воспринятая как контингентность, превращается в возможность. Решение проблемы «двойной контингентности» Н.Луманом существенно отличается от решения Т.Парсонса.
4.                Термин «самореференция» тесно связывается  в текстах Н.Лумана с «контингентностью», позволяя ввести представления о границах социальных систем, о лумановском «времени», об открытости социальных систем к окружающей среде, об идентичности и различии.
5.                Комплексность социальных систем также глубоко сопрягается в текстах Н.Лумана с самореференцией. Самореференция социальных систем осуществляется благодаря отбору (селекции) некоторого множества связей и элементов, которые являются особыми, «способными составлять единство» и задавать те качества и особенности социальной системы, которые выделяют ее из фона. Комплексность определяется Н.Луманом как основание самореференции, появляющееся в результате акта отбора. Фактически, самореференция – это выделение из фона, проявление особым образом структурированной комплексности на фоне другой, часто содержащей гигантское число элементов.
6.                «Время» в построениях Н.Лумана тесно сплетено с контингентностью актов отбора и изменчивостью самореференции систем. Изменяющаяся часть самореференции (асимметрия) и является «временем» в его толковании. Это «время» непосредственно связано с социальным действием и с двойной контингентностью, которая присуща интеракциям. Фактически, асимметризация самореференции служит своеобразным источником энергии для интеракций, которая подпитывает присущую им двойную контингентность. Упрощая, можно сказать, что лумановское «время» формирует новые возможности.

Литература:
1.                Антоновский А. Ю. Коммуникативная интерпретация науки в контексте классических эпистемологических проблем [Текст] / А. Ю. Антоновский. // Epistemology & Philosophy of Science. – 2016. – №2(48). – С. 159–175.
2.                Антоновский А. Ю. Никлас Луман: эпистемологическое введение в теорию социальных систем [Текст] / А. Ю. Антоновский. – Москва: ИФ–РАН, 2007. – 135 с.
3.                Аршинов В. И. Системы и сети в контексте парадигмы сложности [Текст] / В. И. Аршинов, В. Г. Буданов. // Вопросы философии. – 2017. – №1. – С. 50–61. 
4.                Белецкий С. Б. Диалогическое взаимодействие с позиции cистемного подхода Н. Лумана [Текст]/ С. Б. Белецкий. // Lingua mobilis. – 2010. – №2(21). – С. 41–46.
5.                Болдырев И. А. Никлас Луман и экономическая наука [Текст]/ И. А. Болдырев. // Экономическая социология. – 2011. – №1. – С. 25–42.
6.                Головин Н. А. Социология Лумана в эмпирическом и теоретическом аспекте: итоги верификации сложной социологической теории [Текст] / Н. А. Головин. // Вестник СПбГУ. Серия 12. Социология.  – 2012. – №3. – С. 174–182. 
7.                Даниленко О. А. Идеи Никласа Лумана в контексте проблем современной конфликтологии [Текст]/ О. А. Даниленко. // Вісник Харківського національного університету ім. В.Н. Каразіна. – 2008. – №12. – С. 32–38.
8.                Крейк А. И. К вопросу об использовании понятия «Наблюдатель» в научном дискурсе Никласа Лумана [Электронный ресурс] / А. И. Крейк, Е. В. Комф, И. П. Карпова // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – №3 –  Режим доступа к ресурсу: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=13175.
9.                Луман Н. «Что происходит?» и «Что за этим кроется?». Две социологии и теория общества. [Текст] / Никлас Луман // Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. / Никлас Луман. – Москва: Книжный дом «Университет», 2002. – Ч.2. – С. 319–352.
10.           Луман Н. Дифференциация [Текст] / Никлас Луман. – Москва: Издательство "Логос", 2006. – 320 с.
11.           Луман Н. Общество общества. Часть I. Общество как социальная система. [Текст] / Н. Луман. – Москва: Издательство "Логос", 2004. – 232 с.
12.           Луман Н. Почему необходима «системная теория»? [Текст] / Никлас Луман. // Проблемы теоретической социологии. – 1994. – С. 43–54.
13.           Луман Н. Что такое коммуникация? [Текст] / Никлас Луман. // Социологический журнал. – 1995. – №3. – С. 114–124.
14.           Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории / Никлас Луман. – СПб: Наука, 2007. – 648 с.
15.           Назарчук А. В. Теория коммуникации в современной философии. [Текст] / А. В. Назарчук. – Москва: Погресс-Традиция, 2009. – 320 с.
16.           Назарчук А. В. Учение Никласа Лумана о коммуникации. [Текст] / А. В. Назарчук. – Москва: «Весь Мир», 2012. – 248 с.
17.           Парсонс Т. О структуре социального действия. [Текст] / Толкотт Парсонс. – Москва: Академический Проект, 2002. – 880 с.
18.           Поправко Н. В. Системная теория Н. Лумана: к вопросу о возможности операционализации понятий [Текст] / Н. В. Поправко. // Вестник Томского государственного университета. – 1999. – №267. – С. 31–32. 
19.           Сериков А. Е. Проблема двойной контингенции взаимодействия и смысловая связь событий. [Текст] / А. Е. Сериков // Mixtura verborum`2003: возникновение, исчезновение, игра: Сб. ст. / Под общ.ред. С.А. Лишаева. – Самара: Самарская гуманитарная академия, 2003. – С. 102–119.
20.           Тангалычева Р. К. . Теория коммуникации Н. Лумана в микросоциологической перспективе символического интеракционизма и социальной феноменологии [Текст] / Р. К. Тангалычева. // Вестник СПбГУ. Серия 12. Социология.. – 2012. – №3. – С. 183–197.
21.           Филиппов А. Ф. Теория систем: аутопойесис продолжается [Текст] / А. Филиппов. // Социологическое обозрение. – 2003. – №1. – С. 50–58.
22.           Шаронова А. А. Коммуникативная модель правовой системы Никласа Лумана: критический анализ [Текст] / А. А. Шаронова. // ИСОМ. – 2013. – №4. – С. 234–241.

Анотація
Шохов О.С. «Контингентність», «Автореференція» і «комплексність»: взаімоексплікація термінів (за результатами досліджень текстів Н.Лумана). – Стаття.
У статті розглянуті термінологічні конструкти, пов'язані з термінами «контингентність», «самореференція» і «комплексність» в роботах Н.Лумана. Показана найважливіша роль терміна «контингентність». Розібрано рішення Н.Луманом проблеми «подвійної контингентності» в порівнянні з вiдповiдними розробками Т. Парсонса. Проаналізовано співвідношення термінiв - «самореференція», «межа», «ідентичність», «відмінність». Проявлен зв'язок термінiв «самореференція» і «комплексність», яка розглянута в контексті здатності соціальних систем «складати єдність». Здійснена експлікація лумановского поняття «час». Досліджено зрушення значень термінів у різних термінологічних конструктах, зокрема показані відтінки сенсу, що виникають у терміна «контингентність», а також нові смислові акценти, які виявляються у термінів «комунікація», «контингентність», «розуміння», «повідомлення», «інформація».
Ключові слова: Луман, система, контингентність, самореференція, комплексність, відбір, межа, ідентичність, відмінність.


Аннотация
Шохов А.С. «Контингентность», «самореференция» и «комплексность»: взаимоэкспликация терминов (по результатам исследований текстов Н.Лумана). – Статья.
В статье рассмотрены терминологические конструкты, связанные с концептами «контингентность», «самореференция» и «комплексность» в работах Н.Лумана. Показана важнейшая роль термина «контингентность» в Лумановской концепции. Проанализировано решение Н.Луманом проблемы «двойной контингентности» в сравнении с разработкой сходной проблемы, предложенной Т.Парсонсом. Проведено соотнесение терминов – «самореференция», «граница», «идентичность», «различие».  Проявлена связь самореференции с комплексностью, которая рассмотрена в контексте способности социальных систем «составлять единство». Осуществлена экспликация лумановского понятия «время». Исследованы сдвиги  значений терминов в различных терминологических конструктах, в частности показаны оттенки смысла, возникающие у термина «контингентность», а также новые смысловые акценты, обнаруживаемые у терминов «коммуникация», «контингентность», «понимание», «сообщение», «информация».
Ключевые слова: Н.Луман, система, контингентность, самореференция, комплексность, отбор, граница, идентичность, различие.

Summary
Shokhov A.S. "Contingency", "self-reference" and "complexity": the interexplication of terms (based on researching N.Luhmanns' texts). Article.
This paper describes the investigation of terminological constructs connected with terms “contingency”, “self-reference” and “complexity” in works by Niklas Luhmann. The importance of term “contingency” for Niklas Luhmann’s conception is shown here. The N.Luhmann's decision of «double contingency» problem was reconstructed in comparison with T.Parsons' one. The article includes the exploring of relation between terms “self-reference”, “border”, “identity” and “distinction”. Luhmann’s concept of time was explicated in bond with terms “selection” and “complexity”. The connection between self-reference and complexity was demonstrated. The complexity is considered in the context of the ability of social systems to "form unity". The shifts in the meanings of terms in various terminological constructs are investigated, in particular, the shades of meaning that arise in the term "contingency" are shown, as well as the new semantic emphases found in the terms "communication", "contingency", "understanding", "message", "information" .
Keywords: Luhmann, system, contingency, self-reference, complexity, selection, border, identity, distinction.








[1] Термин происходит от лат. contingere –   случаться
[2] Оба перевода этого термина на русский язык можно считать синонимичными, поскольку в оригинале используется слово «kontingenz». В дальнейшем в тексте будет, в основном использоваться термин «контингентность». Аналогичная ситуация с терминами «отбор» и «селекция», в разных русскоязычных изданиях этими словами переводится немецкое слово «selektionen».
[3] Проблема соотнесения терминов «неопределенность», «контингентность», «вероятность», «возможность», «виртуальность» и «реальность» находится за рамками настоящей статьи, но представляется потенциально интересной. В терминологии Т.Парсонса «неопределенность» является синонимом «неоднозначности», что сегодня выглядит как приравнивание друг к другу терминов, заимствованных из существенно различающихся исследовательских дискурсов.
[4] В русскоязычной научной среде вместо слова «комплексность» чаще употребляют термин «сложность».

Комментариев нет: