суббота, 30 января 2016 г.

Парадигма: коммуникативный аспект анализа

Ссылка на публикацию: Александр Шохов Парадигма: коммуникативный аспект анализа. // Науковий Вiсник Чернiвецького унiверситету. Випуск 754-755. Фiлософия. г.Чернiвцi, 2015. с. 107-112

УДК 167:165.9
                     Александр Шохов
Одесский национальный университет им.И.И.Мечникова
+38 093 184 0 333
shokhov@gmail.com
Аннотация
В статье понятие «парадигма» анализируется в коммуникативном аспекте, как своеобразная коммуникативная конструкция. Предпринята попытка проявить структуру научной коммуникации, в рамках которой формируются и развиваются парадигмы современной науки. Проблема несоизмеримости парадигм рассмотрена как ситуация позиционного конфликта. Предложена интеллектуальная система научной коммуникации развивающихся научных сообществ, состоящая из четырех смысловых слоев.

Ключевые слова: коммуникативная конструкция, развивающееся научное сообщество, позиционный конфликт, интеллектуальная система.

Анотація
У статті поняття «парадигма» аналізується в комунікативному аспекті, як своєрідна комунікативна конструкція. Зроблена спроба проявити структуру наукової комунікації, в рамках якої формуються і розвиваються парадигми сучасної науки. Проблема неспівмірності парадигм розглянута як ситуація позиційного конфлікту. Запропонована інтелектуальна система наукової комунікації наукових співтовариств, що розвиваються, яка складається з чотирьох смислових шарів.

Ключові слова: комунікативна конструкція, розвивається наукове співтовариство, позиційний конфлікт, інтелектуальна система.

Annotation
In this article the term "paradigm" is analyzed in the communicative aspect as a kind of communicative design. An attempt was made to show the structure of scientific communication, in which paradigms of modern science form and develop themselves. The problem of incommensurability of paradigms is considered as a situation of the position conflict. It’s proposed a smart system of scientific communication in developing scientific communities, consisting of four layers of meaning.

Key words: communicative design, developing scientific community, the position conflict, smart system.





Парадигма: коммуникативный аспект анализа

Актуальность темы. В применении к истории развития физики, химии и других естественных наук предложенные Т.Куном представления о парадигме уже получили множество эмпирических подтверждений, поскольку они позволили выделить закономерности развития научного знания, которые, вполне возможно, ускользнули бы от внимания исследователей, не вооруженных ими.  Между тем, такие научные направления как психология, социология, философия, литературоведение, семиология характеризуются тем, что для них едва ли существует общепринятая парадигма, напротив современная тенденция состоит в том, чтобы рассматривать весь возможный спектр парадигм, подходов, методов и концепций. Это связано с тем, что изучаемая гуманитарными науками реальность сложна, многомерна, противоречива, несводима к единому набору идей и стандартов, в каждой конкретной ситуации может оказаться работоспособной модель, построенная с помощью другой парадигматики.

Основная часть. Т.Кун развивал свои идеи в мире, жестко разделенном на два идеологических лагеря (так называемый «свободный мир» и «социалистические страны»),  идеологические догмы, установленные в каждом из них, в той или иной мере диктовали способ размышления о мире, об истории, о человеке. Сегодняшний мир можно охарактеризовать как многополюсный, включающий в себя взаимодействие субъектов, находящихся на принципиально различных позициях по отношению к любым обсуждаемым (изучаемым) темам и проблемам. Научное сообщество, являясь частью человеческого общества, неизбежно оказывается под воздействием этих глобальных императивов.
Сам Т.Кун писал о термине «парадигма» следующее: «Вводя этот термин, я имел в виду, что некоторые общепринятые примеры фактической практики научных исследований… дают нам модели, из которых возникают конкретные традиции научного исследования» [1, 34-35].
Гипотеза Т.Куна практически с момента ее публикации стала широко распространенной практикой исследования истории науки. Более чем за полвека ее приложений к истории науки сформировалась даже своеобразная «дисциплинарная матрица», включающая в себя определенный символический язык, метафизические установки, ценности и образцы, нашедшие отражение в структуре учебников по истории науки и определившие логику многих исследований.
Закономерен вопрос, не является ли сама гипотеза Т.Куна своеобразной парадигмальной установкой? Возможна ли научная (и даже шире – интеллектуальная) революция, способная изменить ее? Возможно, даже само представление о парадигме может при этом претерпеть существенные трансформации.
Рассмотрим парадигму с точки зрения ее внутреннего устройства, как некую коммуникативную конструкцию, уделив особое внимание ее компонентам и внутренней структуре. 
Гипотеза о парадигмах формулировалась Т.Куном с помощью четырех основных понятий:
·        «научная парадигма»,
·        «научная революция»,
·        «научное сообщество»,
·        «нормальная наука».
Сам термин «парадигма» уточнялся Т.Куном после выхода его книги. Он писал о «благосклонном читателе», который заметил, что термин «парадигма» используется в книге «по крайней мере двадцатью двумя различными способами» [1, 233]. Собственно, уточняя термин «парадигма», Т.Кун и предложил понятие «дисциплинарная матрица» [1, 234-245].
В понимании термина «парадигма» ключевую роль играет понятие «научное сообщество», коммуникация внутри которого предписывает ученому, на что ему следует обращать внимание, и каким образом ему надлежит строить свое исследование, чтобы оно соответствовало критериям «научности», существующим в сообществе, и было признано им. В процессе этой коммуникации формируется определенный терминологический тезаурус и символические коды, которые обеспечивают внутри сообщества наилучшее взаимопонимание между его членами.
Парадигма, таким образом, обретает черты своеобразной коммуникативной конструкции, транслирующей правила, образцы, тезаурус и символические коды, принятые в научном сообществе, то есть, обеспечивающей, с одной стороны, взаимопонимание и сотрудничество, с другой — достаточно жесткую исследовательскую установку.
Т.Кун в своей книге вводит понятие «несоизмеримость» парадигм [1, 254-255], а затем сетует на то, что его представление о несоизмеримости было существенно искажено интерпретаторами и критиками, поскольку они поняли, что представители разных парадигм вовсе не могут общаться друг с другом. Сам Т.Кун не отвергал возможность коммуникации между сторонниками различных парадигм, более того, он подчеркивал, что тезаурус этой коммуникации может в некоторой степени быть общим, хотя понимание одних и тех же терминов может быть и различным, что и задает парадигмальные смещения.
Интерпретация парадигмы как коммуникативной конструкции позволяет  рассмотреть проблему несоизмеримости как проблему позиционного конфликта, который проявляется в коммуникации между сторонниками различных парадигм. Известно, что позиционный конфликт может протекать в различных коммуникативных формах.
«Конфликт присутствует и там, где есть сотрудничество и согласие, — пишет А.Г.Здравомыслов в монографии «Социология конфликта» [2]. — Главный вопрос состоит, следовательно, не в возвращении к якобы бесконфликтному состоянию, а в том, чтобы научиться жить с конфликтом, отдавая себе отчет в его стимулирующем воздействии в тех случаях, когда он развивается в определенных рамках, и осознавая его разрушительный характер, когда он перерастает эти рамки» [2, 5].
В коммуникации позиционный конфликт на первом этапе выглядит как жесткое позиционное самоопределение участников, которое, кажется, полностью исключает возможность какого-либо сотрудничества между представителями разных позиций. Однако, если участники заинтересованы в сотрудничестве (например, потому, что каждая сторона конфликта обладает набором компетенций, необходимых для решения общей задачи), на втором этапе форма коммуникации изменяется: участники стремятся понять позиции друг друга, логику друг друга, уточняют термины, договариваются о символических кодах для коммуникации и т.д., то есть начинают выходить в рефлексивные позиции и моделировать логику другого участника коммуникации в своих представлениях. На третьем этапе возникает феномен «диалога понимающих друг друга», и на этой стадии становится возможным сотрудничество. Когда позиционный конфликт, моделируемый в коммуникации, развивается в очерченных рамках, он становится формой сотрудничества между сторонниками разных позиций [3]. Для описания такой формы сотрудничества может оказаться полезной и схема коллективной мыследеятельности, предложенная Г.П.Щедровицким. [4]
Вообще говоря, превращение позиционных конфликтов в форму сотрудничества между профессионалами, придерживающимися различных профессиональных логик, целей и ценностей, пользующимися разными символическими кодами, является типичной задачей для конфликтологов, фасилитаторов и мастеров жестких переговоров, и богатый арсенал их профессиональных методов и инструментов может быть применен для решения задачи согласования научных позиций, и главное — развития научного знания. Для описания позиционного конфликта между представителями различных парадигмальных позиций, целесообразно ввести термин «позиционный парадигмальный конфликт».
Научное сообщество, которое в процессе решения важной и масштабной задачи вступает в коммуникацию с представителями других объединений ученых, в дальнейшем тексте будет обозначаться как «развивающееся научное сообщество». В процессе подобной коммуникации происходит взаимное обогащение представлений о предмете дискуссии, усложнение и увеличение разнообразия символических кодов, рефлексивное осмысление позиций, занимаемых сторонами позиционного парадигмального конфликта.
В научных сообществах процесс такой коммуникации фактически происходил на протяжении всей истории развития науки. Хорошими примерами могут быть «корпускулярно-волновая теория», которая родилась как объединение корпускулярных и волновых свойств света, представлявших собой разные парадигмы, термодинамика, которая появилась благодаря применению аппарата математической статистики к ньютоновской механике движения частиц идеального газа, модель атома Резерфорда-Бора, которая стала результатом напряженной дискуссии между двумя известными физиками, современная нам квантовая механика, которая стала результатом многолетних дискуссий, и в настоящий момент совмещает в себе несколько интерпретаций, в частности, многомировую интерпретацию Хью Эверетта и копенгагенскую интерпретацию В.Гейзенберга а также другие, менее известные.
Можно сказать, что многие достижения и результаты современной науки появились  благодаря обращению ученых к другим парадигмальным установкам, к другим научным дисциплинам. Современные научные исследования в еще большей мере становятся полидисциплинарными и междисциплинарными, благодаря чему ученые начинают быть сторонниками уже не одной парадигмы, а целого спектра парадигмальных построений,  что позволяет говорить о полипарадигмальности как характеристике исследовательских установок значительного числа ученых.
Изложенные выше представления о парадигме и о несоизмеримости парадигм позволяют иначе интерпретировать термин «научная революция». Появляется возможность рассматривать научную революцию не только как скачок (сдвиг) от одной парадигмы к другой, а, например, как включение в коммуникативную конструкцию представлений о полипарадигмальности, использования символических кодов, моделей, методов, зародившихся в недрах других парадигм, других научных дисциплин, - то есть научную революцию можно толковать как расширение мировоззренческих парадигмальных рамок и коммуникативных возможностей исследователей, включенных в развивающееся научное сообщество.
Сам научный поиск (решение стоящих перед учеными задач) все в большей степени характеризуется движением в рамках новых подходов к решению, часто выходящих далеко за пределы науки, в которой ученый сформировался как профессионал.
Это обстоятельство можно объяснить тем, что, по словам Т.Куна, главной задачей ученых является решение головоломок, а не споры вокруг основных принципов [1, 548-552]. Ведь именно решение головоломок (или задач) является причиной, по которой ученые, потерпев неудачу в использовании привычных для них парадигм и методов, начинают искать другие пути решения, таким образом, становясь членами развивающегося научного сообщества.
Сложность полидисциплинарных и междисциплинарных головоломок, решаемых современной наукой, такова, что практически все научные сообщества уже превратились в развивающиеся (активно коммуницирующие). Ученые хотят получить решение головоломок, и привычные парадигмы теряют ценность в их глазах сразу после того, как они показали себя неэффективными. Иными словами, получить решение теперь стало намного важнее, чем придерживаться какой бы то ни было жесткой парадигмы.
Л.Лаудан в книге «Наука и ценности», анализируя проблему консенсуса и диссенсуса в науке, писал: «наука открывает перед нами замечательное зрелище области знания, в которой более старые точки зрения на многие центральные вопросы быстро и часто заменяются новыми… Изменяются центральные проблемы дисциплин, происходит сдвиг в базисных объясняющих гипотезах, и даже правила научного поиска медленно, но меняются». [5, 506] Л.Лаудан анализирует диссенсус и структуру дебатов, приходя к следующей формулировке загадки консенсуса: «…каким образом получается, что весьма высокая доля ученых, имеющих первоначально различные (и часто взаимно несопоставимые) точки зрения на некоторый предмет, может в конечном счете прийти к поддержке единой точки зрения на этот предмет. Поставленная таким образом проблема консенсуса оказывается проблемой динамики конвергенции ряда разнообразных вер». [5, 511]
Исследуя проблему консенсуса и диссенсуса, Л.Лаудан формулирует уровневую структуру парадигмы. В монографии «Наука и ценности» (Science and Values. Berkeley, 1984) он высказывает идею сетевой модели научной рациональности. [6, 295-342] Известный российский философ науки Л.А.Микешина так описывает эту идею Л.Лаудана: «Лаудан убежден, что нет привилегированных уровней, аксиология, методология и фактические утверждения с неизбежностью взаимодействуют и переплетаются. Рассмотрение в целостности всех трех уровней выражает существо «сетевой модели» научной рациональности, позволяющей понять многообразие их сочетаний, лежащих в основе консенсуса или диссенсуса… которые… существуют всегда, дополняя друг друга и отражая общий коммуникативный характер науки». [7, 126]
Таким образом, Л.Лаудан конструирует своеобразную динамическую иерархию уровней коммуникации (фактуального, аксиологического и методологического), лежащих в основе консенсуса и диссенсуса, и постулирует их постоянно изменяющуюся роль по отношению друг к другу.
Л.Лаудан уточняет: «Сетевая модель очень сильно отличается от иерархической модели… Не имеет смысла далее трактовать какой-либо один из этих уровней как более привилегированный или более фундаментальный, чем другие. Аксиология, методология и фактуальные утверждения с неизбежностью переплетаются в отношениях взаимной зависимости». [6, 338-339]
Выделенные Л.Лауданом уровни, с одной стороны являются уровнями коммуникации, с другой – уровнями, на которых происходит обсуждение и развитие научной парадигмы. Однако, если рассматривать парадигму как коммуникативную конструкцию, предложенную Л.Лауданом систему уровней целесообразно дополнить, рассмотрев, в каких смысловых слоях разворачивается коммуникация развивающихся научных сообществ. Конструкцию смысловых слоев, в которых разворачивается научная коммуникация, представляется уместным назвать «интеллектуальной системой». В каждом из описанных ниже смысловых слоев предложенные Л.Лауданом уровни изменяются и интерпретируются.
1.     Предметный слой (первый слой научной коммуникации). В этом слое происходит продуцирование фактического материала науки, в том числе экспериментальных данных, при этом ученый руководствуется существующими методами и опирается на существующие системы ценностей, то есть опирается на актуальную в данный период времени парадигму. В научной коммуникации первого слоя речь идет об описании выявленных закономерностей с помощью некоторого символического кода, принятого среди сторонников данной парадигмы. Этот слой научной коммуникации соответствует представлению о нормальной науке Т.Куна.
2.     Слой социокультурного взаимодействия (второй слой научной коммуникации) является метаслоем по отношению к первому (предметному). В этом слое зарождаются и осуществляются научные революции (в понимании Т.Куна и изложенного выше представления о научной революции как о расширении мировоззренческих парадигмальных рамок). В слое социокультурного взаимодействия осуществляется самоопределение ученых как членов того или иного научного сообщества, происходит рефлексивный анализ научной коммуникации, имеющей место в первом слое, что позволяет увидеть логику исследовательской деятельности, сопоставить эту логику с логикой других научных сообществ (групп), работавших над решением той же или подобной научной головоломки. В этом же слое осознается несовместимость парадигм и строится описанный выше позиционный парадигмальный конфликт. В слое социокультурного взаимодействия ученый из специалиста, изучающего данную предметную область, превращаются в homo ludens (человека играющего (термин Й.Хейзинга)), в этом слое проявляются яркие социально-игровые феномены, такие как культура, ритуалы, обряды, традиции. В слое социокультурного взаимодействия также присутствуют в научной коммуникации факты, методы и ценности, выделенные Л.Лауданом, однако заданные в несколько ином контексте, чем в первом слое: здесь оказывается возможным сравнивать фактические данные, полученные в разных парадигмах, видеть отличие созданных научных гипотез и теорий и, благодаря этому, изменять и корректировать научную коммуникацию и деятельность. В слое социокультурного взаимодействия осуществляются междисциплинарные и полидисциплинарные исследования. Таким образом, во втором слое оказывается возможным проектирование изменений в предметном слое и управление этими изменениями.
3.     Слой управления социокультурным взаимодействием (третий слой научной коммуникации) содержит в себе технологии изменения процессов, протекающих во втором слое. С помощью этих технологий оказывается возможным генерировать новые формы и способы социального взаимодействия и коммуникации во втором слое, которые в свою очередь тесно переплетены с обновлением коммуникации в предметном (первом) слое. В слое управления социокультурным взаимодействием возникают идеи, порождающие новые виды и формы коммуникации научных сообществ, а также методы управления развитием позиционных парадигмальных конфликтов между учеными, придерживающимися различных парадигмальных установок. Здесь возникают наддисциплинарные подходы, которые регулируют и направляют междисциплинарные и полидисциплинарные исследования второго слоя. Факты, методы и ценности, выделенные Л.Лауданом и используемые в третьем слое, по сути, являются моделями взаимодействия и объединения моделей, возникающих на втором слое. Факты, методы и ценности третьего слоя – это реалии управленца, в задачу которого входит управление  взаимодействием ученых на втором слое научной коммуникации. В третьем слое осуществляется большая часть разработок, которыми занимается современная философия науки, в том числе сюда можно отнести и идеи Т.Куна о парадигмах, научных сообществах и научных революциях, а также такие наддисциплинарные направления как системный подход, эволюционный подход, синергетика и др.
4.     Философско-методологический слой (четвертый слой научной коммуникации) содержит в себе идеи и концепты, описывающие принципиальные, базовые, фундаментальные составляющие научной коммуникации. Разработки, которые осуществляются в четвертом слое, позволяют проявить универсальные принципы, на основе которых создаются управленческие технологии третьего слоя. Можно сказать, что четвертый слой научной коммуникации позволяет сгенерировать, спроектировать и реализовать новую версию третьего слоя научной коммуникации. Факты, методы и ценности, возникающие и существующие в четвертом слое, являются метауправленческими конструкциями. Вместе с другими средствами мышления, которые генерируются в четвертом слое, они используются для управления научной коммуникацией в третьем слое.
Необходимо отметить, что четвертый слой играет по отношению к третьему слою роль, сходную с ролью, которую играет второй слой по отношению к первому. Поэтому пары этих слоев можно рассматривать как подсистему общей интеллектуальной системы, описывающей и классифицирующей процесс научной коммуникации.
Каждый следующий слой в описанной интеллектуальной системе, по сути, является метаслоем по отношению к предыдущему, то есть для выхода в каждый следующий слой необходимо задействовать способность к рефлексии. Процессы, идущие в каждом верхнем слое оказывают определяющее влияние на процессы, идущие в каждом нижнем. В то же время процессы, происходящие в нижних слоях, порождают содержание, которое обрабатывается в верхних. Таким образом, все слои взаимосвязаны единой сетью научной коммуникации.
Интеллектуальная система из четырех слоев, подобная описанной выше, использована в  книге «Сознание: инструкция пользователя» для описания управленческой деятельности по развитию социальных систем [3].
Наибольший интерес вызывают разработки, осуществляемые философами в четвертом слое предложенной интеллектуальной системы.
Например, концепт многомерного мышления, фундаментально разработанный Л.Н.Богатой [8], всецело расположен в четвертом слое, как и высказанное ею определение парадигмы: «Сама по себе парадигма является сверхсложным открытым саморегулирующимся человекокосмомерным образованием». [9, 10-19] Л.Н.Богатая рассматривает многомерность в качестве современного парадигмального тренда [10]. Эти интуиции почти не вписываются в предметный план и в план социального взаимодействия, но они уместны и актуальны в четвертом слое рассмотренной интеллектуальной системы, и обладают мощным потенциалом для обогащения и развития плана управления социальным взаимодействием. В частности, развиваемая Л.Н.Богатой идея многомерности первого и второго рода [10], будучи примененной к описанной выше интеллектуальной системе из четырех слоев, позволяет получить широчайший спектр потенциально мощных интерпретаций практически любого комплекса парадигмальных идей.

Выводы:
1.     Развивающееся научное сообщество – это сообщество, открытое для других парадигмальных влияний, больше стремящееся получить решение «головоломок», чем догматически придерживаться традиционных для него парадигмальных установок.
2.     Парадигма может быть интерпретирована как  своеобразная коммуникативная конструкция, транслирующая правила, образцы, тезаурус и символический код, принятые в научном сообществе, то есть обеспечивающая взаимопонимание и сотрудничество в процессе научной коммуникации.
3.     Если рассматривать идею несоизмеримости парадигм с точки зрения коммуникативного ракурса рассмотрения парадигмы, ее можно интерпретировать как позиционный парадигмальный конфликт сторонников различных парадигмальных конструкций. При управляемом течении этого конфликта он может стать основой для сотрудничества, взаимного обогащения и взаимопонимания.
4.     Парадигма может быть рассмотрена как своеобразная коммуникативная конструкция, развиваемая в рамках интеллектуальной системы, состоящей из предметного, социокультурного, управленческого и философско-методологического слоев научной коммуникации.
---------
Литература:
  1. Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. / Т. Кун; Сост. В.Ю. Кузнецов. — М: ООО «Издательство ACT», 2003. с. 9-268.
  2. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.:Аспект Пресс, 1996.-317 с.
  3. Шохов А.С. Реут Д.В. Сознание: инструкция пользователя. Одесса, 2004. – 464 с.
  4. Щедровицкий Г.П. Схема мыследеятельности - системно-структурное строение, смысл и содержание. // Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Школа культурной политики. 1995. С.281 – 298.
  5. Философия науки : Общие проблемы познания. Методология естественных и гуманитарных наук: хрестоматия / отв. ред.-сост. Л.А Микешина. — М. : Прогресс-Традиция : МПСИ: Флинта, 2005. - 992 с.
  6. Лаудан Л. Наука и ценности // Современная философия науки: знание,рациональность, ценности в трудах мыслителей Запада. Хрестоматия. Сост., перевод A.A. Печенкина. М., 1996. - 394 с.
  7. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования : учеб. пособие / Л.А. Микешина. — М. : Прогресс-Традиция : МПСИ : Флинта,2005. — 464 с.
  8. Богатая Л.Н. На пути к многомерному мышлению: монография / Л. Н. Богатая. – Одесса : Печатный дом, 2010. – 372 с.
  9. Богатая Л.Н. Размышления о парадигме и способах ее исследования // Науковий вісник Чернівецького університету. Серія «Філософія». − 2013. − Вип. 663-664. – С.10-19.
  10. Богатая Л.Н. Многомерное мышление в контексте развития представлений о многомерности. // Философия мышления : [сборник статей] / ред. кол. Л. Н. Богатая, И. С. Добронравова, Ф. В. Лазарев; отв. ред. Л. Н. Богатая. – Одесса : Печатный дом, 2013. С. 131-161.





Комментариев нет: