четверг, 8 апреля 2010 г.

Понятие «тональ» и современная психотерапия

У психологов много работы: избавляют от проблем с наркотиками и алкогоголем, излечивают последствия детских травм, урегулируют семейные конфликты и так далее и тому подобное.
Казалось бы, благородный труд, полный высоких идеалов помощи людям... Что тут скажешь? И все-таки всегда возникает какое-то труднопередаваемое чувство неприятия, когда общаешься с психологом или с его постоянными клиентами. Даже не неприязни, а именно неприятия в том смысле, что для меня ни та, ни другая позиция неприемлемы. Что-то смущает внутренний камертон, что-то напрягает психею (как могли бы выразитья древние греки). В чем же дело?
Клиенты психологов действительно избавляются от разнообразных зависимостей и жертвенных программ, но, пожалуй, не изменяются сами. Иными словами, то, что делало их слабыми и зависимыми, осталось. Просто они научились этим управлять. Однако, в любой момент они могут «сорваться» и «потерять контроль». То есть, психолог не устранил саму причину, которая породила психологические проблемы клиента. Вы скажете, что я хочу чуда? Возможно, но потерпите с выводами.
Когда я говорю с человеком, который постоянно ходит к психологам, у меня создается ощущение, что у человека сломана нога, и он постоянно опирается на неудобные костыли, без которых не может ступить ни шагу. Иными словами, если я говорю с таким человеком о делах, у меня постоянно есть ощущение ненадежности собеседника. Я говорю исключительно об ощущениях, поскольку чаще всего все процессы, касающиеся делового взаимодействия. идут как надо.
Однако, в чем причина этого ощущения?
Когда-то меня поразила концепция «тоналя» и «нагваля», которая описана в одной из книг Карлоса Кастанеды (кажется, в четвертой, которая называется «Сказки о силе»). Он описал эту пару понятий как единственную реальную пару взаимоисключающих противоположностей, образами и слабыми подобиями которых являются пары «добро—зло», «любовь — ненависть», «ад—рай» и тому подобные. Тональ человека может быть хрупким и жестким, может быть податливым, может быть упругим, даже надтреснутым или разломанным. Главное, что невозможно найти адекватного перевода этого термина на терминологический язык современной психологии, но мы безошибочно определяем качества и характеристики тоналя человека, когда взаимодействуем с ним. Мы говорим: «
Этот человек упорный и целеустремленный, его ничто не остановит на пути к цели», так мы описываем его тональ. Или мы говорим, что этот человек «сломан жизнью и склонен искать утешения в забытьи», и это тоже характеристика его тоналя. Мы говорим о тоналях: «Этот человек порхает по жизни, никогда не унывает, всегда полон позитивных эмоций», «Этот человек подл и омерзителен, и готов продать друга за тысячу долларов», «Этот человек постоянно склонен искать себе господина и впадать в зависимость от него, он просто жертва».
Слабый тональ, надломанный, надтреснутый, — это тональ постоянных клиентов психологов. Но психологи не умеют работать с тоналями, не умеют изменять их характеристики. И даже не могут поставить себе такой задачи, поскольку не думают в подобных терминах.
А представьте себе психотехнику, для которой словосочетания «раскрытие тоналя», «усиление тоналя», «повышение гибкости тоналя» являются не просто метафорами, а конкретными технологическими решениями. Можете себе представить человека, который не просто навсегда избавился от алкогольной или наркотической зависимости, но и устранил саму причину этой зависимости: изменил качества своего слабого тоналя?
Тональ можно изменить, только работая с его абсолютной противоположностью - «нагвалем». Для этого термина также нет адекватного перевода на язык современной психологии. Однако, на уровне практики этот термин понятен каждому. Если тональ —
это то, о чем мы можем сказать, и что мы можем понять, то нагваль — это то, что мы не можем понять, и о чем не можем сказать таким образом, чтобы высказывание отражало сущность наблюдаемого эффекта. Всякий раз, когда нагваль прорывается сквозь тональ к нашему восприятию, к нашему сознанию, мы получаем удар. Если тональ недостаточно гибок, чтобы сжаться под натиском нагваля и измениться для защиты и самосохранения, то он может разрушиться, и это будет означать конец нашей жизни в этом теле. Нагваль — это неведомое, неописуемое и ужасающее, которое постоянно стучится в оболочку нашего тоналя, и иногда сильно пугает нас. И каждый такой испуг навсегда меняет человека. Уверен, вы встречали в своей жизни людей, которые полностью изменились (в своих самых базовых качествах, то есть на уровне тоналя), когда они лицом к лицу встретились со своей смертью. Смерть — одно из проявлений нагваля. Но далеко не единственное. Нагваль — это та часть нас самих и та часть окружающего нас мира, которая не может быть понята умом и объяснена в терминах ментальных моделей. И хотя Вы можете подумать, что нагваль не является важной частью нашей жизни, это не так: все, чем мы являемся, и все, что мы воспринимаем, содержит эти две части: тональ и нагваль. Тональ - это наш щит, который отражает постоянные атаки нагваля, неведомых и необъяснимых сил, которые обитают в этом Универсуме, определяют и направляют наши жизни, судьбы целых экосистем и планет. Темная материя современной астрофизики — это своеобразный аналог нагваля: мы не воспринимаем его, поскольку наш тональ эффективно защищает нас, мы не знаем, что этот такое, но нагваль так же реален, как и весь этот мир.
Как возникают проблемы, которые принято относить к разряду психологических и психиатрических? Тональ уступает натиску нагваля: либо в силу физической травмы, либо в силу некоего эмоционального потрясения, тональ перестает выполнять роль щита. Искаженный или треснутый тональ постоянно требует, чтобы его восстановили. Ум человека интерпретирует это требование. Так возникают разнообразные формы зависимостей, в том числе и зависимость от психотерапии. Психологи (психоаналитики или психиатры) не работают с тоналем, поскольку не знают о его существовании. Они работают с умом и его интерпретациями и иногда используют успокоительные препараты для того, чтобы снизить чувствительность сознания к натиску нагваля, прорывающегося сквозь трещину (вмятину) тоналя и вносящего хаос в восприятие. Отсюда и ощущение «ненадежности и нестабильности», которое исходит от человека со слабым тоналем.
Любопытно, что тональ виден сразу, в первые несколько секунд общения. Более того, ясно, что может помочь человеку и как это можно сделать. Однако, чем эффективнее метод и чем более работоспособна технология, тем большую угрозу она представляет для психологов и их обеспеченного будущего. :-)
Что же касается неприятия, возникающего при общении с психологами, то здесь все еще проще: их тональ настраивается в процессе работы на интерпретацию проявлений чужих тоналей в терминах разнообразных психологических классификаторов. Поэтому когда с тобой говорит психолог, нет ощущения, что происходит общение. Напротив, кажется, что психолог просто упрощает собеседника до некоего набора классификаторов и «личностных характеристик». Это, как минимум, вызывает уныние. Особенно в том случае, когда у самого психолога тональ требует корректировки.


1 комментарий:

uatwitter комментирует...

Отличная статья. Очень занимательные наблюдения. Спасибо!